15:19 30 Ноябрь 2017

МАМЫ

Считается, что праздник «День матери» – сравнительно молодой, но на самом деле он берет свое начало еще в далекой древности. Древние греки почитали Гею – праматерь всех греческих богов, отдавали ей дань и восхваляли. По мере того как христианская религия распространялась по Европе, в 17-ом веке праздник стал популярен среди прихожан Великобритании и отмечался как День Матери Церкви – сильнейшей защитницы, оберегающей от зла и дающей новую жизнь. Примерно в этот же период времени праздник, подобный английскому, появился и во Франции, в провинции Шампань, а также в Валони (Бельгия). Чуть позже, в 19-м веке, День матери начали отмечать жители штата Западная Виргиния (США). История этого дня тесно связана с именем Анна Джарвис. Именно эта жительница Филадельфии в 1907 году впервые выступила с инициативой учредить дату, в которую бы жители Америки почитали своих матерей. Уже в 1910 году она появилась в календаре штата Виргиния. А немного позднее, в 1913 году был официально утвержден праздник День матери, дата празднования которого в различных странах приходится на разные периоды года. Не осталась в стороне от этого торжественного дня и современная Россия. В 1998 году по указу главы Российской Федерации Ельцина – Днем матери было определено последнее воскресенье ноября. Именно с того времени этот день начали отмечать в России повсеместно, и праздник стал всенародным.

На свете есть огромное количество языков. И в каждом из таких языков есть группа самых-самых важных слов — еда, вода, свет, дом и т.п. Конечно же, все эти слова на каждом из языков звучат совершенно по-разному. Например, слово «вода» на датском будет звучать как «vand», на суахили — «maji», а японец, обозначая воду скажет «mizu», а жители англоязычных стран — «water».

Однако, есть одно слово, которое произносится практически одинаково на очень многих языках. Это слово «мама». Конечно же, нам хотелось бы видеть в этом какой-то глубокий смысл. Но именно слово «мама» малыш произносит не вовсе не из-за каких-то высоких материй.

далекой древности, еще задолго до появления членораздельной речи. Поскольку слог «ма» самый простой, который может произнести ребенок, то при его повторении и получилось слово «мама». Так что, вполне возможно, что «мама» — первое слово всего человечества.

Интересно, что у древних римлян словом «мамма» обозначалась грудь кормящей женщины. Ну, и, конечно же, бытует простое объяснение тому, что дети первым произносят именно слово «мама». Ведь первый год своей жизни ребенок больше всего находится рядом с матерью. Он постоянно слышит от нее «мама рядом», «мама даст», «мама поможет», а стоит родственникам появиться на порог, тут же звучит «а где мама», «мама хорошая» и т.п. Так что, немудрено, что именно «мама» впервые скажет малыш.

В любом случае, как бы британские, канадские и иные ученые не трудились в поиске истины, одно остается неизменным: мама – не просто самое главное СЛОВО в нашей жизни, мама – это самый важный в ней человек.

Нет, ни в коем случае я не хочу умалять роль отцов, безусловно, папа – это святое, но мама – просто жизненно необходима, во всех смыслах этого понимания.

К сожалению, не все это осознают сразу. Я в том числе. Мамы, безусловно, бывают разные и отношения в семье тоже. Я заметила, что поколение моей мамы совершенно не умело любить, в том смысле, чтобы показывать это чувство. А все потому, что их тоже не очень-то баловали объятиями, ласками и прочими необходимыми, как воздух проявлениями. Возможно, во всем виновато послевоенное время, когда нашим бабушкам приходилось думать о том, как построить быт, причем, чаще всего, в одиночестве, без мужей, который попросту не вернулись с войны. Их удел был – постоянная тревога, непосильный труд (нужно и работать, и ребенка растить), никаких особых радостей. Изнутри раздирает боль, а выразить ее невозможно, плакать нельзя, «раскисать» нельзя. И они каменеют. Застывают в стоическом напряжении, отключают чувства, живут, стиснув зубы и собрав волю в кулак, делают все на автомате.

Тем, кому повезло больше, и их мужья вернулись с войны, тоже погружались в построение жизни заново. Кто бы и что не говорил, но тогда, во времена сурового Сталина весьма большое развитие получила такая форма собственности, как кооперативы (артели). Именно они помогли после войны трудоустроиться многим, не дав им опуститься в отчаянии и запое. Тогда еще сохранялись семейные ценности, или, быть может, понимание, что вместе выжить легче после этих страшных лет не давало возможностей развалиться семье. Но надо было подниматься, восстанавливаться и до всех этих «нежностей» к детям времени просто не оставалось.

Я хорошо помню то время, когда мама «сдавала» меня на лето в школьные годы к бабушке и дедушке в деревню. Да, были пирожки, блины, походы за грибами и прочие атрибуты «домика в деревне», но не было того самого эмоционального контакта, ощущения, что все в моей семье любят друг друга. Много позже, когда бабушка умирала, она впервые мне сказала: «Я люблю тебя». А после смерти деда я нашла его письма к моей матери, когда та жила в Крыму: «Не кричи на внучку, слышишь, Галка? Даже мысли такой не имей!». И это от деда, который был грубым, как мне казалось, деспотичным человеком.

И вот эта нынешняя бабушка была просто женщина, просто мама, сильная, воспитывающая дитя в «правильности и полезности». Самое главное для наших мам было быть полезными. Потому что только таких любят. И еще удобных. Без своего мнения и без пререканий. И еще, чтобы занят был сам собой, и хорошо учился. Слышали, наверное, не раз высказывания о современной молодежи: «Нам в голову прийти не могло так с матерью разговаривать!». Еще бы. Во-первых, можно и схлопотать по полной программе, а заодно и потерять те самые крохи тепла и какой-то близости.

Вот и все. Новое поколение женщины с травмой. Как она, сама ставши мамой, сможет делать то, чему ее не научили? А тут еще времена Хрущева, который развалил все, что можно было, перепрофилировав артели в госпредприятия и посадив работников на мизерную зарплату. Нищета, алкоголь, разводы, которые стали уже чем-то нормальным, и сильнейшая депрессия.

Наше поколение детей отдавали в ясли с пеленок (редкий случай, когда была возможность сидеть дома до года), потому что не работать было нельзя, наши бабушки были в том же положении- любым способом доработать до пенсии, чтобы смочь заработать на залежи мыла, стирального порошка, спичек, туалетной бумаги, ведь все просто пропадало на глазах и чего ждать впереди – совершенно непонятно. И снова, теперь уже мы, дети, росли со стойким ощущением ненужности и вины. Наши мамы были «прокатаны» железными бабушками и могли лишь воспроизводить их стиль поведения, а нас в свою очередь «прокатывали» такие же железные воспитатели и нянечки в садах, на летних дачах и в лагерях, в которых мы фактически жили и мам толком видели, в лучшем случае, на выходных. Чуть позже «жить стало веселее» и нас уже отдавали бабушкам на лето, но самого главного так и не случилось: близости.

Мой самый страшный сон – это плачущая мама. Это случалось редко, но когда все же случалось – мир переворачивался, потому что я совершенно не умела делать то, что обычно делают в таких случаях: обнять, поговорить, успокоить. Это все было вне моих возможностей и от этого было страшно, очень страшно. Однажды я все же рискнула и получила в ответ: «Иди в свою комнату!! Хоть ты то не лезь!»

Вот и снова все. Бабушка-мама-дочь. Такие чужие люди с невероятным и не использованным запасом любви друг к другу. У нас была ответственность, была усталость друг от друга, неприятие, непонимание и просто кричащая внутри боль: «Пожалуйста, увидь, как я тебя люблю!».

Когда моей бабушки и мамы не стало, какое-то время я не осознавала глубины потери. Мне казалось, что вот эта эмоциональная «тирания», наконец, закончилась и теперь я могу дышать свободно. Но прошло некоторое время, и тоска по маме, дичайшее сожаление того, что я не смогла сломать все эти установки и барьеры, что я не смогла пробить эту стену своей любовью, которая, безусловно, была во мне, ощущается все сильнее. Наверное, сейчас бы я иначе себя вела, училась бы любить и ее учила, потому что никто из нас не был виноват в том, что мы такие.

Я знаю, у многих моих знакомых не самые теплые отношения с мамами, и не мне им что-то говорить, у каждого своя правда и своя, отличная ото всех, история. Но какая бы не была ситуация, в конце концов, итог все равно один: без мамы ты сирота. И без нее очень плохо.

Любите, пожалуйста, своих мам и жалейте их, пока они у вас есть.