12:19 19 Октябрь 2017

Колтуши — морская столица?

Нешуточные страсти разгорелись вокруг нового сооружения на центральной площади. Все смешалось в доме Облонских, припомнили сразу и все и даже нашли виноватого, а именно г-на Чирко, бывшего главу, а ныне мецената и, если можно так сказать, обычного жителя сей сторонки: отсутствие садов и дорог в Павлово, почему-то школы туда же, хотя новая школа, вторая по наличию, уже давно принимает в стенах своих учеников, и отсутствие стабильности в мире. Не обошли стороной и корабельную рубку, в наличии которой тоже оказался виновен тот самый Чирко. Моряки-ветераны, в лице некоего г-на «К» тут же отреагировали, да так, что остановиться не смогли, чисто по-моряцки, без тормозов, кричат уже всем, кому надо и не надо со страниц социальных сетей, что «глотку порвут любому за рубку и за ветеранов», громко возмущаясь параллельно: «А пошто я служил и зачем, если не за эту память?!». Под эти бравые и воинствующие лозунги другая сторона пытается спрашивать, но все больше уже для разрядки обстановки: «А как же обсуждения? А почему бы не поставить памятники еще и космонавтам и стоматологам, ведь они тоже проживают в Колтушах».

И, как у нас принято, я решила все же попытаться создать обсуждение, пусть и задним числом, и отправилась к тому самому «виновнику» торжества и нарушителю спокойствия – Эдуарду Чирко.

— Давайте начнем с того самого сооружения, что появилось на центральной площади. Люди гадают, что же это?

 Это- маяк. Торговый комплекс, который я поставил на своей земле, будет называться точно так же и все это, я считаю, логично: теперь маяк освещает подлодку.

— Каким образом тут появилась эта подлодка? Вы обсуждали ее установку с кем-то?

— Только с военными моряками. Они ее нашли на заводе, где разделывают суда, завод «Звездочка», в Архангельске. Это рубка настоящей лодки, первая лодка «Оренбург», сейчас уже с этим названием другая лодка, нового поколения, ну, а эта старая, на ней несколько человек получили звания Героя Советского союза, несколько рекордов мира она установила. Первая на Северном полюсе всплыла, первый подводный пуск осуществила. Много на ней разных новшеств испробовали, то, что до этого никто не делал.

Наша ветеранская организация, защитники отечества, в частности, Сатин Андрей, ветеран Северного Флота, он как бы основной был инициатор, ездил, договаривался, мы проплачивали деньги, посылали машину, отрезали именно верх этой лодки, рубку и привозили сюда с Архангельска.

— И именно поэтому, в тему этой рубки вы поставили Маяк…

 Логично получается, освещает лодку теперь. Там внутри установлен настоящий маяк от корабля, мы его ждали с флота где-то месяц. Сейчас мы немножко оттуда прожектора сдвинем, тогда он будет таким изумрудным цветом наверху весь освещаться, вот эта вспышка будет срабатывать. Она уже работает, просто прожектора светят и ослепляют, а сейчас мы их немного иначе поставим и уже будет видно нормально.

— Некоторые жители недоумевают, с чего вдруг Колтуши, которые каждый считает своими, стали моряцкими? Почему все это не устанавливается в месте проживания моряков – на ул. Верхняя?

 Центр Колтушей, я считаю, это нормально. В центре Санкт-Петербурга, возле Адмиралтейства памятники всевозможные, и на окраинах в том числе стоят. Тоже можно сказать, ставьте в центре, чего вы их сюда тащите. Почему, допустим, в городе Вытегра Вологодской области подводная лодка пришвартована прямо на реке у них? И музей сделан. Казалось бы, Вытегра, провинциальный городишко, с населением едва ли 10000, а то и меньше, и — подводная лодка. А там оказывается у них центр подготовки водолазов. Ну, поставили бы водолаза, а чего лодку-то поставили?

А здесь-то огромное количество военных моряков. Тут минимум 500 семей, дети их и внуки служат. На День флота были достаточно молодые люди в военно-морской форме, видно, что они и сейчас несут службу действительную, военную, служат на флоте. Почему бы и нет? Так исторически сложилось. До Павлова Колтуши тоже не были «Павловскими Колтушами», он принес сюда новое – и памятник ему стоит, почему военные моряки не могут принести к нам еще один замечательный повод для того, чтобы увековечить и поднять боевой дух населения? Может, завтра космонавты, действительно, поселятся, и мы поставим космический корабль. В чем проблема-то.

— На улице Чоглокова тоже будут устанавливать очередной памятник, и тоже без обсуждений с жителями.

 Да, знаю, там будет часовня. Монолитное красивое сооружение с золоченым крестом. И тоже все логично, потому что будет установлена на улице Иоанна Кронштадтского, а он наиболее почитаемый священнослужитель, руководитель епархии Санкт-Петербургской тогда еще. И я считаю, что увековечение его памяти путем построения красивой часовни, совсем неплохо, она будет стоять на кругу и никому не будет мешать.

— А как вы считаете, люди, которые возмущаются относительно того, что никаких предварительных обсуждений не ведется, они правы или в принципе никто из тех, кто эти памятники устанавливает, не обязан и не должен проводить какие-то опросы?

 Ну, вообще, я открою один секрет: общественное мнение – это мнение тех, у кого не спрашивают, в прямом смысле и зачастую оно всегда противоречит каким-то вещам, которые потом пойдут во благо. Вот, например, Эйфелева башня: когда-то весь Париж ее ненавидел, и споры были страшные, чтобы ее не ставили. И что в итоге? В итоге это главная доминирующая составляющая города Парижа. Все, кто туда едут, хотя сфотографироваться либо около нее, либо на ней. Поэтому, те вещи, которые тут делаются, они делаются для того, чтобы создать имидж поселения, что оно красивое, чистое, благоустроенное. Что здесь плохого?

Что касается Маяка, так он и как маяк действует, и как архитектурная форма, и как осветительная вышка. С ней можно освещать во все стороны и сделать пешеходный переход безопасным, потому что в дождливую погоду людей просто не видно. А сейчас будет хороший свет, и пешеходные переходы, на которые лично я сам их рисую каждый год в мае месяце желтым и белым, потому что дорожные службы начинают их рисовать, хорошо, если к сентябрю, а то еще и к снегу, к октябрю, когда они не нужны.

Тут я слышал, кто-то в интернете маяк с тюремной вышкой сравнивает. Не дай бог им туда попасть и увидеть, какие эти вышки на самом деле есть. Не похожи совсем. Это совершенно другое.

— А еще планируются какие-то памятники или что-то подобное?

— Да, будем делать кое-что на ул. Верхняя, ждите, тоже там проекты определенные подходят. Например, часовая башня. Не такая, как Биг-Бен на центральной площади, здесь он так скажем более козырный и дорогой, в граните, в золоте. А там, на Верхней, она будет под гжель, с золотым куполом и циферблатом. Это же красиво, это добавляет имидж поселку. Все, кто Колтуши проезжает, удивляются Биг Бену, озеру, как все красиво облагорожено, как все покрашено, фонари, свет везде. Ну, а другое дело, когда ты приезжаешь и не знаешь, дойдешь ты до дома в этой мгле, или нет.

— Кстати, на счет озера. Многие говорят, что сейчас оно превратилось в болото, а раньше вода была, как слеза.

— Какая ерунда! Сейчас все облагорожено, а если бы ничего этого и не было, там бы точно также загорали и ели, только продукты жизнедеятельности все лежали бы на берегу, никто б не увозил это. Яркий пример – институт Павлова. Там ни траву покосить, ни деревья обрезать. Ну и что? И озеро тоже входило бы в это… Пришли, поели, выбросили, ушли. Или вы хотите сказать, что люди, которые из города приехали, собрали бы за собой мусор и увезли его с собой в город? Или наши граждане сознательные? Ну, кто-то ходил бы по пляжу и возмущался, а дальше что, убирать-то кто будет? Ну, раз бы там собралась армия зеленых, которая у нас в Павлово существует, убрали бы. А после трех-четырех выходных они бы сказали: «Извините, ребята, нам два контейнера мусоровоза не собрать и не выбросить». Кто платить будет за это?

Они в парке периодически санитарную вырубку проводят, скоро там будет пустыня Гоби. Там еще две-три санитарных рубки и деревьев не останется. Потому что по охранной грамоте ЮНЕСКО там даже бабочек ловить нельзя. А они там пилят, рубят, поджигают костры. Я там был в мае, когда они субботник проводили. Только сгорел дом Павлова, а они за музеем уже развели костер и сжигали эти спиленные деревья. Я говорю, а нельзя в кучу собрать, я привезу пухту, нагрузим и увезем? Они: «Да, ладно, мы тут стоим, пусть горят». Ну, хорошо, одно уже сгорело, второе спалят…

А что касается Маяка – сейчас хочу поставить два якоря рядом, крест-накрест. Рядом посажу Туи, скамеечку поставлю, сделаю от остановки перила, чтобы люди не выбегали. Все ж красиво получается. Красиво же. Еще один памятник будет стоять…

— Какой еще памятник?

 Не скажу. Но, поверьте, будет здорово. Вам понравится.