Общество 12:13 25 Октябрь 2019

ГОФМАКЛЕРЫ 21-го века

Алексей МАКСИМОВ,
Главный редактор журнала «Коррупция минус»
(специально для сайта «Колтуши24»)

         «Очевидная проблема настоящего времени – получение государственного контракта и первичного объема финансов совсем не теми, и не при тех обстоятельствах, кто его в конечном итоге будет исполнять»
А. Максимов («Коррупция 2.0.», гл.2, изд. СПб., НМГ 2019) 

         «…В царских указах начала 18-го века встречается упоминание об официальной должности гоф-маклера, талантливого купца, разбиравшегося в тонкостях торговых сделок. Без него запрещалось проводить торги. Так в истории появляются первые специалисты в сфере закупок. Правда, уже в начале XIX века в военных ведомствах при проведении конкурса гоф-маклеры были упразднены. Дело в том, что они требовали себе с каждого рубля полкопейки, что создавало «одному частному человеку знатную прибыль. Особую опасность для казны составляла гоф-маклер-цепочка…».

Не лишним будет вспомнить о том, откуда пополняется бюджет – это и сбор налогов, и средства, поступающие от аренды имущества различного уровня территориальной принадлежности, и доходы от экспортных сделок (газ, нефть, оружие и т.д.), и дивиденды от банковских вкладов, в том числе зарубежных, и покупка евробондов, акций, продажа облигаций и много еще чего. Всё это формирует один большой народный кошелек. Достаточно умные и опытные люди в правительстве и около него находятся в постоянном процессе решения как этот кошелек наполнить. Но, как оказалось, наполнить бюджет – это еще полдела. Этот кошелек еще необходимо грамотно охранять, сохранить и приумножить средства в нем.

При этом часть средств  надо потратить на всевозможные государственные проекты, в том числе на социальные нужды, пенсии, государственные инфраструктурные проекты, содержание армии и флота, космической и военной отрасли, выплату зарплат бюджетникам – список можно продолжать не бесконечно, но достаточно долго. То есть это такой пул расходов, который если и вернется когда-либо назад в бюджет, то не сразу.

Путин В.В., президент Российской Федерации

Президент России в свое время однозначно заявил, что «Наш основной актив – это наш народ», и с этим нельзя не согласиться. Действительно, обеспечивая людям защиту, давая образование и медицинскую помощь (бюджетные расходы), рано или поздно эти люди начнут возвращать вложенные в них деньги обратно в бюджет в виде налогов, сборов, родят новое поколение налогоплательщиков, а став, например, учеными или изобретателями, принесут доход от своей интеллектуальной деятельности – всё так.

Расходование денежных средств из бюджета – это инвестирование в людей, и должно рассматриваться только так и ни как иначе, даже если это режет слух. Как и любые другие инвестиции, они должны быть защищены, а риски потерь максимально нивелированы. Это глобальная задача и включает в себя различные инструменты, в том числе инструменты общественного контроля и, как следствие, журналистских расследований по фактам коррупции, растрат, расточительства и прочих проявлений, что в дальнейшем перерастает в пресечение таких правонарушений правоохранительными органами и судами, и, следовательно, сохранению бюджета.

Иными словами, журналист, расследующий возможные преступления в сфере государственных закупок должен помнить, что он не «ловит отдельно взятого коррупционера», а выполняет достаточно важную и нужную задачу – не дает народным средствам пропадать. Чем больше средств будет расходоваться по назначению, тем больше веры у правительства (вспоминаем слова премьер-министра) будет к внутреннему инвестированию, тем больше средств будет потрачено на каждого конкретного человека и тем выше будет общенародное благосостояние.

Основные параметры государственной закупки – внятный исполнитель, к которому предъявляются особые условия, квалификация, конечная стоимость товаров, или услуг, находящаяся в коридоре котировочных цен (ниже), и сроки исполнения согласно условиям конкурса.

Очевидная проблема настоящего времени – получение государственного контракта и первичного объема финансов совсем не теми, и не при тех обстоятельствах, кто его в конечном итоге будет исполнять. Речь о генеральных подрядчиках. Не будем ставить под сомнение их профессионализм, но факт остается фактом.

         На практике журналистских расследований наши журналисты часто сталкиваются с «длинными цепочками» исполнителей расходования народных средств, в результате действий которых бюджеты различных уровней теряют деньги, а качество исполнения работ ухудшается.

 

 

 

Как это происходит, отражено на Рис.1.

Первый этап/Госзаказчик-генподрядчик:
Характеризуется полным соответствием ФЗ-44 и ФЗ-223. Средства генподрядчику переводятся за вычетом доходной части, или без таковой на основании бюджетных платежей и заявок по ним. Высокие требования к статусу генподрядчика и его квалификации. Исполнение работ подтверждается документами и актами, отраженными в госконтракте. Этот этап наиболее подвержен картельным сговорам и коррупционным проявлениям.

Второй этап/Генподрядчик-подрядчик:
Как правило, без учета требований ФЗ-44 и ФЗ-223, либо с заниженными требованиями. Средства подрядчику переводятся за вычетом доходной части. Требования к подрядчику имеют согласительный характер. Квалификация может не учитываться. Исполнение работ подтверждается внутренними документами и актами, схожими с документами и актами госконтракта. Подвержен выводу финансов за рамки исполнения работ, обналичиванию.

Третий этап/Подрядчик-субподрядчик:
Требования ФЗ-44 и ФЗ-223 не учитываются. Первоначальные условия госконтракта в части квалификации могут игнорироваться. Средства субпорядчику переводятся за вычетом доходной части. Исполнение работ подтверждается внутренними документами и актами, редко схожими с документами и актами госконтракта. Подвержен выводу финансов за рамки исполнения работ, обналичиванию.

Четвертый этап/Субподрядчик:
Требования ФЗ-44 и ФЗ-223 не учитываются. Квалификация специалистов может иметь низкий уровень, материалы могут закупаются по остаточной стоимости. При этом, это конечный, рабочий этап, гарантирующий генеральному подрядчику основания для представления актов выполненных работ госзаказчику. Подвержен выводу финансов за рамки исполнения работ, обналичиванию.

Таким образом, складывается парадоксальная ситуация – при грамотно составленной конкурсной документации и наличия финансирования в полном объеме, на выходе остается минимальная сумма, которой порой не хватает на качественное исполнение работ, при этом ни каких требований к конечному исполнителю уже нет.

Именно непрозрачность схемы от генподрядчика до подрядчика приводит к неоправданным финансовым потерям бюджета и снижению уровня качества требуемого результата.

Немного из практики — как это бывает, и как паразитирует коррупция:
В 2019 году мы (журнал «Коррупция минус») обратили внимание на уголовное дело, возбужденное прокуратурой и налоговой инспекцией в г. Сосновый Бор (Ленобласть) в отношении подрядчика ООО «Е-й» (данные изъяты в интересах следствия) при строительстве Ленинградской Атомной Электро Станции (площадка ЛАЭС-2) «Об обналичивании денежных средств, неуплате налогов, незаконном возмещении НДС». Дело закрыто судьей за истечением срока давности (три года). Бюджет не досчитался сотен миллионов рублей. Работы выполнены на конечном этапе без требований к квалификации.
Ответ правоохранительных органов г. Соснового Бора на все наши запросы – участники коммерческих сделок не имеют друг к другу претензий (те, что из схемы) (странным было бы, если бы злодеи имели друг к другу претензии в организованной преступной группе — прим.редакции КМ). По сути, правоохранительные органы узаконили псевдо-гофмаклерство… Ни суд Сосновного Бора, ни служба безопасности Росэнергоатома не вняли нашим запросам и длительной переписке, основанной на данных ИФНС и расследованиям УЭБиПК Ленинградской и Вологодской областей — простили потери в пользу частных лиц и компаний. О том, что исполнителем работ в конечной стадии процесса являлась компания, не имеющая допусков к стратегическому объекту ЛАЭС-2 вообще никто не вспомнил, а предпоследним был иностранец из Латвии, по странным обстоятельствам допущенный к государственной тайне… Абсурд в квадрате, покрываемый высокопоставленными чиновниками, как минимум… В такие моменты, когда перебираешь десятки аргументированных запросов и сотни странных государственных ответов — опускаются руки. Ощущение гребца против сложившегося течения… Справедливости ради — делом по результатам нашего журналистского расследования заинтересовалась Федеральная служба безопасности и сдвинула его с места…

В тот момент мне вспомнилось наше другое расследование, когда на перегоне Сланцы-Гдов было похищено 53 км железнодорожного полотна на 1,5 млрд. рублей. Там вообще мрак — ответ РЖД: «Да, мы в курсе, но виновные не найдены», а то, что населенные пункты остались без единственного путевого сообщения — проблемы не наши, пускай деревни в Псковской области умирают… Ладно, это, может, эмоции…

Отвечая на поставленный в начале статьи вопрос, государству либо необходимо признать на законодательном уровне компании гоф-маклеры и прописать, не стесняясь, их роль в общей системе государственных закупок, наделив их правами исполнительной власти и распределения бюджетных средств, либо создать условия, при которых система гофмаклерства была бы невозможной.

P.S.: 

Журнал «Коррупция минус» обратился в Исполком ОНФ с просьбой обратить особое внимание на данную ситуацию (ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО о необходимости изменения схемы государственных закупок).

Для справки:
В 2019 году произведено публичных государственных закупок на сумму 13.9 трл. рублей. 
Потери средств, не облагаемых налогом превысили 11,5 трл. руб.
Большая часть этих средств изъята из оборота по указанным выше схемам… (более 75%):

ТРИ РУБЛЯ ИЗ ЧЕТЫРЕХ НАВСЕГДА И БЕЗВОЗВРАТНО ПОКИДАЮТ БЮДЖЕТ и оседают в карманах «гофмаклеров 21-го века»