Общество 00:12 26 Декабрь 2018

Большая пресс-конференция Владимира Путина

Рекордное количество журналистов съехалось в этом году со всей страны на встречу с президентом. Особенностью этой пресс-конференции стало то, что СМИ должны быть обязательно зарегистрированы в Роскомнадзоре. У каждого был свой вопрос президенту, и каждый надеялся этот вопрос задать.
Пресс-конференция продолжалась более четырех часов, в течение которых Владимир Путин ответил на шестьдесят вопросов. Подводим итоги этой встречи с нашим экспертом Алексеем Максимовым, главным редактором журнала «Коррупция минус», участником мероприятия.

О глобальной политике

Именно с этой темы начал пресс-конференцию глава государства. Строительство многополярного мира не получается. Сегодня в мире диктуют повестку дня две силы: Соединенные Штаты Америки и Россия. Извечное противостояние с попеременными успехами. Путин неоднократно говорил о том, что центр управления мировым порядком лежит за океаном. Товарооборот между Россией и США мизерный, но основные расчеты все равно ведутся между мировыми державами в долларах. При этом от политики дедолларизации Россия не отказывается и накапливает золотовалютный запас в денежных знаках других стран. Одним из самых перспективных стратегических партнеров России сегодня является, несомненно, Китай.

Владимир Путин достаточно четко определил роль России на мировой арене как надежного и уверенного партнера для Запада и Востока, несмотря на постоянные попытки давления на страну извне в виде непрекращающихся никому не нужных санкций, арестов наших граждан в США. Президент сделал однозначный посыл о том, что Россия никогда не пойдет на конфронтацию ни с одной другой страной, а военная доктрина России носила, носит и будет носить оборонительный, а не наступательный характер. При этом интересы России и ее граждан всегда будут в приоритете.

О внешней политике

Позиция России на мировой политической арене – это тот вопрос, которым Владимир Путин занимается все последние годы. Действенным инструментом, как и ранее, является продажа сырья за рубеж, в основном нефти и газа. Военное присутствие, как сдерживающий фактор, невелико, но стратегически обосновано. В первую очередь, это, конечно же, Арктика, Сирия и усиление военных баз в Крыму. Владимир Путин особо подчеркнул, что размещение вооружения на территории России является исключительно внутренним решением руководства страны и его военного блока. Как, где и что нам размещать у себя – это не вопрос США и НАТО, что еще раз отметил президент. Путин одобрил решение Дональда Трампа о выводе американского контингента из Сирии – американцев в Сирию никто не приглашал, ни правительство САР, ни Совбез ООН такого мандата им не выдавал, то есть их нахождение в Сирии было нелегитимным. Однако Владимир Путин с присущей ему политкорректностью поблагодарил главу Белого дома за неоценимый вклад в борьбе с ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ).

В общем, все очень аккуратно, где-то с усилением акцентов на военную риторику, где-то уступая. Владимир Путин также дал оценку ядерной угрозе – это война на тотальное уничтожение, в которой не будет ни победителей, ни побежденных, и любые попытки развязать такую войну нужно пресекать, не забывая про здравый смысл.

Вопрос про частные военные компании, например про ЧВК «Вагнер», Владимир Путин перевел в юридическую плоскость, сообщив журналистам, что в сфере частного военного сопровождения работает около миллиона человек, и претензий к ЧВК «Вагнер» у государства не будет до тех пор, пока эта частная военная компания не нарушит российское законодательство, а этого не происходит. Поэтому все по закону. Российскому.

Про Украину, церковный раскол и керченский кризис

Традиционно прозвучали вопросы про российско-украинские отношения. Всему миру Россия в прямом эфире демонстрировала, что действия боевых кораблей Украины носили откровенно провокационный и опасный характер, но и тут так называемые эксперты не удержались от обвинений России в агрессии.

Про раскол в украинской церкви Путин заметил, что ни одна церковь в мире не имела столько независимости, сколько имела Украинская православная церковь Московского патриархата – абсолютная автономия с правом выбирать патриарха. Сегодня, желая разорвать отношения с Россией и духовно, Украина сдала все свои позиции Турции и собственно по религиозной линии становится ее вассалом с ожидаемыми последствиями – всеми финансами и активами украинской церкви теперь будет распоряжаться Константинополь. При этом власть на Украине напрямую вмешивается в дела церкви, что недопустимо и ничем хорошим не закончится.

Так или иначе, Путин в очередной раз подтвердил, что внутренние дела Украины – это прерогатива ее народа и власти, и даже не госдепа США. Вопрос очередного украинского журналиста про Крым и аннексию, скорее всего, должен был как-то вновь негативно задеть эту тему, но Путин ничего нового не сказал: в Крыму был референдум, по итогам которого Крым вернулся в состав Российской Федерации; Крым – это Россия, и другого не будет. То, что между народами Украины и России растет пропасть политического недопонимания, это исключительно вина украинского руководства.

О внутренней политике и проблемах регионов

Президент внес ясность в алгоритм расчета средней заработной платы по стране. Вопрос актуальный, потому что далеко не все жители России понимают, как средняя зарплата в регионе может составлять, например, пятьдесят тысяч рублей, когда реальные доходы не превышают двадцати? Оказалось, что ваши доходы никого в правительстве не интересуют; экономический блок больше озадачен вашими расходами – гораздо проще и эффективнее учесть стоимость купленной квартиры, машины, расходов по персонифицированным кредитным картам, сложить все это и разложить на временную шкалу. Это оценка потребительской способности (финансовая привлекательность) человека с вычетом налогов и цены потребительской корзины. По расходам делается вывод о доходах, даже если человек в долгах и кредитах. Справедливо это или нет – другой вопрос, который на пресс-конференции не задавали.

Увы, но большая часть вопросов по внутренней политике сводилась к «выносу сора из избы» на глазах у мирового сообщества. Не обходилось и без прямых обвинений, что в принципе непрофессионально со стороны вопрошающих. Немного про ущемление прав национальных меньшинств на телеканалах и в рекламе; немного личного; приглашение в гости.


В целом пресс-конференция не вызвала каких-то ярких эмоций. Актуальных вопросов практически не прозвучало, а те, что были, либо относились к текущему моменту и повестке дня политики президента Путина (Крым, Америка, Украина, Сирия), либо носили общий характер, как, например, проблемы цифрового вещания в малых населенных пунктах.

Было немного жаль делегацию журналистов с Камчатки – один только билет в Москву обошелся каждому почти в сто тысяч рублей, но времени задать вопрос им не хватило. Основные вопросы задавали мэтры президентского пула с федеральных телеканалов.

Из общения с коллегами сделал для себя вывод, что чиновники в регионах к «прямым линиям» и пресс-конференциям Владимира Путина адаптировались – у них больше не «останавливается сердце» при их прямом или косвенном упоминании. Так, моментальная реакция администрации правительства Ленобласти на «украденную трубу» только усилила позиции «Газпрома», а вице-губернатор Санкт-Петербурга вообще отказался встречаться с обманутой дольщицей, сообщив, что правды в ее словах нет.

Было бы верным сказать, что формат ток-шоу для встречи главы государства с журналистами себя изжил и его нужно менять, дав, например, возможность журналистам подавать свои вопросы заранее, чтобы само мероприятие вернулось к конструктивному диалогу журналистов и первого лица страны, а не превращалось в умение представителей СМИ обращать на себе внимание акробатическими трюками и изяществом, броскостью плакатов. Да и галдеть как на клубной тусовке тоже не престало.